×

[PR]この広告は3ヶ月以上更新がないため表示されています。
ホームページを更新後24時間以内に表示されなくなります。

Накрапывал серый осенний дождь, нагоняя тоску и уныние.

Вероятно, Гарри пробудил-таки в нем зачатки человеческих чувств, и маньяк, впав в депрессию, на время оставил его в покое.

Поражение оказалось столь сокрушительным, что даже сейчас он с содроганием вспоминал о мутанте.

Самое скверное состояло в том, что, как понимал Гарри, встретиться с Риком Симпсоном в "чистом поле" ему не удастся.

В противном случае маньяк уже давно был бы здесь - микропередатчик позволял определить точное пространственное положение Бронсона.

Симпсон стремился завладеть сознанием Аллигатора, а значит, полем предстоящей битвы может быть сеть, и ничто иное.

Сеть усиливала торсионную активность мутанта, и он получал огромное преимущество перед Бронсоном.

Единственная возможность уничтожить выродка состояла в разрушении источника торсионного излучения, проводником которого он являлся.

"Необходимо разыскать торсионную тварь, - подумал Бронсон.

Аллигатор растормошил задремавшего здоровяка: - На том свете выспишься!

- рявкнул Бронсон и, применив хитрый прием, воздействующий на запястье, поставил детину на ноги.

Боб, чертыхаясь, напялил измятые джинсы и мохеровый свитер.

- Нет, как хочешь, - заявил он, - я не могу таким чучелом разгуливать.

- Успокойся, - Бронсон похлопал его по плечу, - там, где мы окажемся, красота тебе не потребуется.

- Ну, это как сказать, - сказал бармен и игриво откинул прядку слипшихся волос со лба, - никогда нельзя быть уверенным до конца, может, мне суждено спасти какую-нибудь красотку.

В плане Аллигатора был один существенный изъян: для того чтобы разделаться с тварью, по меньшей мере требовалось оружие.

Бармен гордо выпятил грудь: - Со мной не пропадешь.

Они вышли на улицу и направились к оружейной лавке.

- Действовать нужно быстро, - наставлял Бронсона здоровяк.

- Я буду держать правую руку в кармане, отогнув указательный палец, а ты - орать, что есть мочи: "Всем на пол, руки за голову, это ограбление".

Трое здоровенных громил разом повернули голову в его сторону.

- хриплым голосом прорычал закованный в кожу байкер.

Бобби попятился и толкнул спиной стоящего за ним Аллигатора.

Бронсон не был силен в налетах на оружейные лавки - приняв действия напарника за условный сигнал, он набрал в легкие побольше воздух и гаркнул: - Всем лежать, это ограбление!

Парни сорвали со стендов кто что и поперли на незадачливых налетчиков.

- Умоляю вас, господа, - взвизгнул маленький человек за прилавком, не повредите товар! - Ща расколошматим им головы и положим твои вещи на место, что мы, не понимаем, что ли?

Когда лезвие старинной алебарды просвистело около уха, Аллигатор наконец опомнился.

Он схватил саперную лопатку, висевшую на стенде в качестве примера экипировки солдата американской армии конца девяностых годов прошлого века и, умело орудуя ею, пробился к избиваемому напарнику.

"Жирный подонок!" выругался Аллигатор, силясь пробить хорошо поставленным ударом подкожные отложения самого злобного субъекта.

Увидя, что предводитель повержен, двое других бросились наутек. С этими словами Бобби схватил турецкий ятаган и изготовился казнить лежащего.

Бронсон в последний момент перехватил его руку: - Угомонись, вспомни, зачем мы здесь!